gavagay (gavagay) wrote,
gavagay
gavagay

Categories:

Ultimate Crusade.

Я думаю, что прежде чем возненавидеть какую-то идею, надо ее понять и почувствовать ее красоту. Ведь ненавидеть можно только то, что считаешь опасным, а идея, чтобы быть опасной, должна чем-то привлекать людей - иначе она никого не увлечет и тихо сгинет в безвестности. Так, по-настоящему ненавидеть коммунизм может только тот, кто прочитал его пророков, от Маркса до Ленина, кто проникся силой их мечты и почувствовал огонь их фанатизма, кто понял природу того могучего романтического порыва, того стремления к светлому будущему, той жажды войти во врата Рая, которые были уже совсем рядом, которые произвели Октябрьскую Революцию. Конечно, человек, который понял все это никогда не будет стремиться к тому, чтобы умалить значение этого события, никогда не будет называть Революцию "переворотом", как это делают некоторые антикоммунисты, и никогда не будет утверждать, что Революция ничего, в общем-то, не изменила, что режим большевиков был заурядной диктатурой, ничем принципиально не отличающейся от царизма.
Аналогично, возненавидеть Ислам можно только поняв, в чем соблазн его послания.
О культуре очень много говорит язык, который она использует. За звучанием слов, за манерой построения предложений, за способом, которым слова сопрягаются друг с другом, создавая единый смысловой образ, стоят ценности культуры, стоит ее душа. Английский язык радует слушателя лаконичностью, точностью, аккуратностью, тем изяществом, которое пораждают экономичность и гармония. Английский язык, как и латынь - это язык логики и разума. Это язык научного знания. Это язык городской цивилизации.
Всякий, кто слышал звучание арабской речи, не бытового разговора, а хорошего художественного произведения или речи искусного оратора, может подтвердить, что арабский язык завораживающе красив. Это идеальный язык для того, чтобы писать на нем стихи - в самом гипнотическом звучании арабских слов заключена поэзия. Рациональное кажется тесным для этого языка; он как будто разрывает тесные рамки реальности, открывая слушателю дорогу в другие миры и позволяя ему общаться с богами.
Арабский язык - это язык магических заклинаний.
В переводе Коран выглядит крайне бледно - сборник унылых бредней сумасшедшего маньяка, не более. И кажется невероятным, что подобная книга может вдохновлять людей на геройскую смерть во имя того жестокого, безжалостного, порочного бога, который в ней изображен.
Но это потому, что Коран на самом деле надо читать в оригинале. Мусульманское духовенство отнюдь не случайно не признает переводов священной книги. Даже не зная значения слов невозможно не поддаться силе простого звучания слов этой книги. На арабском языке Коран околдовывает человека и позволяет ему приобрести тот взгляд на мир, с которым нет ничего странного в том, чтобы умереть, забрав с собой тысячу неверных, и навеки переселиться в райские кущи.
Для магии нет места в том мире, где есть цивилизация; а для цивилизации нет места в мире, где есть магия. Эти вещи несовместимы и одно явление с необходимостью уничтожит другое.
Тот кто не понимает этого, тот, кто не понимает красоту и притягательность Ислама, тот не может понять глубину и значение происходящего сейчас конфликта, тот не может понять, почему необходим Окончановый Крестовый Поход.
Варварство не может победить цивилизацию. Варварство побеждает тогда, когда цивилизация уже победила сама себя.
Ближний Восток, Восточное Средизмноморье - это колыбель всей современной цивилизации, старейший из центров человеческой культуры. Эта территория в течение своей истории была под властью самых разных политических структур. Многие из них были вполне отвратительны, но все же при всех них этот регион был культурным и экономическим флагманом нашей цивилизации.
Так было и в седьмом веке, когда здесь правили деспотии, известные ныне под именами Византия и Иран. Увы, они не были достойны той культуры, которая сложилась на их территории; и варварская изнурительная война, которая истощила оба государства до крайней степени и лишила их способности к военному сопротивлению свежей угрозе, была лишь конкретным физическим выражением их общей нецивилизованности.
И тогда пришли арабы, околдованные юной и совершенно безумной религией, созданной сумасшедшим Пророком. Они были совершенно сырыми дикарями, но две дряхлые империи не смогли им ничего противопоставить. Арабы завоевали их и вырезали у цивилизации ее сердце. Тяжесть этого удара трудно переоценить.
Здесь надо заметить, что первоначально арабы не причинили большого вреда. Разумеется, были отдельные эксцессы, вроде уничтожения Александрийской библиотеки. Но вчерашние дикари были настолько ошеломлены открывшимся перед ними богатством культуры, настолько не понимали сложных механизмов цивилизованного общества, что сначала побоялись трогать его. По инерции древнее сердце цивилизованного мира функционировало еще несколько столетий - и у современных апологеты Ислама хватает наглости приписать результаты его работы пришельцам с Аравийского полуострова. Но это равновесие было неустойчиво; на Ближнем Востоке теперь правил Ислам и освоившись в новой культурной среде он начал устанавливать в ней свои порядки. Как раз тогда, когда в Европе работал Фома Аквинский, ставший первой ласточкой будущего возрождения, его восточных единомышленников уничтожала мусульманская ортодоксия. Ислам разрушил цивилизацию на Ближнем Востоке. Впервые с зари человеческой истории этот регион погрузился в пучину варварства.
Целью Халифата, прямо провозглашенной в Коране, является завоевание мира. Исламская умма должна охватывать все человечество. Первоначально мусульманское право даже не подразумевало никакого иного статуса неверных, кроме статуса рабов или военных противников; лишь с течением времени мусульмане признали, что иногда с неверными приходится жить в мире, признавая их независимость. Разумеется, с точки зрения правоверного этот факт крайне печален и следует прикладывать все силы, чтобы его изменить.
Огромную роль в сдерживании первого исламского натиска сыграли Крестовые походы. Это, вообще, была одна их наиболее славных страниц европейской истории - впервые со времен Римской Империи Запад действовал как единое целое и как единое целое давал отпор своим врагам. В конечном итоге крестоносцы потерпели поражение - Европа в ту эпоху была слишком слаба и силы были слишком неравны. Но Крестовые походы позволили выиграть время и на целых два века заставили Ислам перейти к обороне. Эти два века сыграли ключевую роль.
Сейчас не принято вспоминать о заслуге крестоносцев перед цивилизацией. Крестовые походы были превращены в источник мифов и лжи, а их участников современная пропаганда выставляет заурядными бандитами. Мало кто чтит кости христианских рыцарей, которые лежат в Святой Земле, оплеванные и всеми забытые. Величайший позор и великое преступление - когда героев превращают в злодеев, а злодеев - в героев. Но это, увы, один из самых распространенных грехов современности - некая детская неспособность отличить добро от зла.
Исламистская экспансия возобновилась после окончания эры Крестовых походов. Арабы уже не были для нее пригодным материалом - даже проживая на оставленных ими от древних культур Ближнего Востока руинах они стали слишком цивилизованными. Но исламская идея получила новых носителей, которые были даже значительно хуже арабов. Этими носителями стали турки.
Турецкие орды принесли Исламу новые победы. В 1453 году они захватили Константинополь. Запад тогда предал Византию - и тень этого предательства лежит на нем до сих пор, потому что Константинополь так и не был освобожден. Им правят люди, которые дали городу, бывшему когда-то центром мира, имя на собственном варварском наречии и низвели его до состояния грязной деревшки на задворках цивилизации. Они не внесли абсолютно никакого вклада в культуру и историю этого древнего человеческого поселения - их миссия состояла только в разрушении. Полумесяц по-прежнему украшает оскверненный собор Святой Софии, служа немым укором веселым европейским туристам, посещающим этот город. Впрочем, этот укор большинство из них даже не может понять.
Захватив Второй Рим, Ислам, уже почти вытесненный к тому времени из Испании, вновь обрел в Европе твердый плацдарм.
Но время уже было упущено. Европа окрепла и теперь была намного сильнее, чем ранее. Она уже переживала новый рассвет - один из величайших рассветов в истории человечества. Европа вступала в эпоху Возрождения, Возрождения Разума. На этот раз у Ислама не было шансов.
Турки были остановлены под Веной и Будапештом. В дальнейшем мощь созданной ими Османской империи неуклонно падала. Что любопытно, она не потерпела какого-то сокрушительного военного поражения, которая полностью уничтожила ее могущество - как это случилось много позже с Германией и Японией. Было много мелких проигрышей, много неудачных локальных войн, много внутренних кризисов. Примерно к 19 веку Турция окончательно превратилась в третьеразрядную державу. Вместе с ней, столь же незаметно, сошел с политической сцены Ислам. 19 век - это полдень цивилизации, момент ее высочайшего рассвета. Перед солнцем разума дикарские заклинания исламистских шаманов оказались жалкими и бессильными - как лук со стрелами против автомата или как самурайский меч против атомной бомбы.
Увы, эта великолепная эпоха закончилась, не успев толком начаться. Цивилизация была уничтожена - сначала интеллектуально, такими философами, как Кант, Гегель, Маркс и их последователи, а потом (и как следствие!) - физически, в двух мировых войнах. Примечательно, что это не были войны между цивилизованными народами и варварами; такие войны всегда заканчиваются быстро и проходят почти безболезненно; это были гражданские войны, что и привело ко всем связанным с ними ужасам.
Двадцатый век ознаменовался серией катастроф. Тот факт, что мы все же можем сейчас наслаждаться продуктами развитой цивилизации, говорит лишь о силе импульса, заданного в 19 веке, о мощи его инерции. Но эта инерция не может вести нас бесконечно и абсолютная неспособность современных западных политических структур справиться с исламофашизмом ("война с террором", объявленная после 11 сентября, уже длится дольше, чем Вторая Мировая, при намного более слабом противнике) тому симптом. Сама идея "войны цивилизаций" абсурдна; цивилизации не воюют, а конкурируют. Война между цивилизованным народом с одной стороны и варварским с другой - это, с точки зрения цивилизованной стороны конфликта, всегда локальное столкновение, которое проходит практически незамеченным (колониальные войны 19 века тому свидетельство). Долгие изнурительные войны бывают только между варварами. Войны 20 века являются знаками падения нашей цивилизации. Солнце, взошедшее в 19 веке, закрыли грозовые тучи. И древний враг Запада поднял голову.
В современной ситуации обнадеживает только одно - если исламофашисты и смогут победить Запад, то только если тот будет заслуживать такой участи. Варварство не может победить цивилизацию; оно может только прийти в пустоту, оставшуюся после ее падения. И в долгом периоде даже вторая эпоха Темных веков может пойти человечеству на пользу - она станет предостережением от ошибок. Но если туча, закрывшая Солнце в 20 веке, рассеется, если Запад возродится, то Окончательный Крестовый Поход, который положит конец древней угрозе раз и навсегда и излечит, наконец, эту кровоточащую уже почти полторы тысячи лет язву, окажется куда более простым предприятием, чем мы сейчас боимся.

Продолжение следует.

Update:
Длинное обсуждение.
Критика.
Tags: война с варварами
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Про Немцова

    Про Немцова. Ну, во-первых, жалко дядьку. Он, похоже, реально хороший мужик был, особенно учитывая биографию. Во-вторых - я пока не видел версии, что…

  • ШИТО?

    "Так вот толпа или экономические агенты ведут себя иррационально, и поэтому вся современная экономика – это смешная наука. Об иррациональном…

  • Как можно разрешить украинский кризис?

    Набросок плана, который может быть интересен вменяемому правительству, если таковое каким-то чудом придет на смену путинскому. 1. Признать…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 65 comments

Recent Posts from This Journal

  • Про Немцова

    Про Немцова. Ну, во-первых, жалко дядьку. Он, похоже, реально хороший мужик был, особенно учитывая биографию. Во-вторых - я пока не видел версии, что…

  • ШИТО?

    "Так вот толпа или экономические агенты ведут себя иррационально, и поэтому вся современная экономика – это смешная наука. Об иррациональном…

  • Как можно разрешить украинский кризис?

    Набросок плана, который может быть интересен вменяемому правительству, если таковое каким-то чудом придет на смену путинскому. 1. Признать…